Многодетные бездомные матери России просят о помощи Многодетные бездомные семьи
Главная | Куратор семей | Наши цели и задачи | Наши реквизиты | Бездомные семьи | Нужна помощь | Отчет о помощи | Наш видеоблог | Контакты

Вернуться   Форум `Движение семей SOS` > СЕМЬЯ И ГОСУДАРСТВО > Правила выживания > Каждый имеет право на ошибки и слабости

Каждый имеет право на ошибки и слабости Не наживайте врагов по пустякам. Прощайте тех, кто причинил вам зло ненамеренно, кто осознал свою неправоту в отношении вас и стремится исправиться.

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 25.06.2011, 03:04   #1
Татьяна Шмелькова
Многодетная мать

 
Аватар для Татьяна Шмелькова
 
Регистрация: 24.02.2010
Сообщений: 372

Адрес: Москва
Сыновей: 3
Профессия: финансист
Образование: высшее

Вес репутации: 133

Татьяна Шмелькова is on a distinguished road

По умолчанию ЕСПЧ утратит главенство над российскими законами

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) – суд не настоящий. Не может быть объективного суда за тысячи километров от места события. Без опроса свидетелей, без исследования обстоятельств, без массы других процедур. Это все равно, что суд на Луне – высокий, но бесполезный. Собственно, эта ненастоящесть заключена в двух последних буквах всем известной аббревиатуры – ПЧ (права человека). Суд волнует, главным образом, не нарушены ли они. А «человеки» бывают разные, некоторые исхитряются представить дело так, что больших страдальцев, нежели они, и по всему белу свету не сыскать.
Вот, например, дело офицера Константина Маркина, которому отказали в отпуске по уходу за ребенком. «ЕСПЧ счел отказ дискриминацией по гендерному признаку. А КС РФ считает запрет мужчинам-военнослужащим уходить в декрет соответствующим Конституции», - сообщают «Ведомости». Вы знаете, зачем мужья уходят в декреты вместо «мамок»? По самой простой причине – женам платят больше и для семейного бюджета выгоднее, чтобы она продолжала трудиться. Обычно, такой шаг главы семьи вызывает подтрунивание коллег, длящееся несколько лет. Но это ладно. Если муж гражданский, от от его декрета никому ни холодно, ни жарко. А если военный? Другой расклад. Впрочем, из далекой Европы разницы не разглядеть. Оттуда видно только пресловутые «права человека».
Естественно, что решения, подобные этому, уже давно вызывают раздражение российских властей. Постоянно ведутся разговоры о том, чтобы сделать российские законы все-таки приоритетными над международными. Скоро это может осуществиться.
Законопроект, позволяющий России обходить решения ЕСПЧ, может быть принят в сжатые сроки, сообщил зампред комитета по госстроительству единоросс Александр Москалец: «В понедельник закон планируется рассмотреть на комитете, а во вторник - предложить к рассмотрению в первом чтении». Москалец предполагает, что «законопроект может быть принят во всех трех чтениях до конца весенней сессии нижней палаты, не исключено, что уже 6 июля», ведь этот закон «не является предметом совместного ведения, поправки к нему можно собрать быстро».
Законопроект был внесен в Думу на прошлой неделе и.о. председателя Совфеда Александром Торшиным. Согласно ему «вердикт Страсбурга можно игнорировать, если Конституционный суд сочтет, что российские законы не противоречат Конституции». Торшин считает: «Обязательное заключение КС - наш ориентир», а «ЕСПЧ не является обладателем истины в последней инстанции». Другой чиновник из администрации президента сообщил, что принятие данного закона «политическое решение - деятельность ЕСПЧ давно вызывает у Кремля раздражение».
По его словам, последней каплей стало решение ЕСПЧ по Республиканской партии Владимира Рыжкова: «ЕСПЧ постановил, что при отказе в ее регистрации Россия нарушила право на свободу собраний и объединений и теперь политик может требовать восстановления в правах».
Нам же кажется, что последняя капля упала несколько раньше, еще в середине минувшей весны, когда ЕСПЧ повелел московским и российским властям не препятствовать парадам педерастов. Наивные «меньшинства» обрадовались до небес и стали грозиться, что теперь засудят любого, кому они не нравятся, но именно с того момента и стало ясно, что скоро этому придет конец.
Спешка с принятием закона объясняется просто – нужно успеть это сделать сейчас, когда до выборов еще относительно далеко, чтобы критика оппозиции, взметнувшись за первое время, сошла на нет сама собой.
Но правозащитники уже засуетились. Еще бы, ЕСПЧ был светом в их окне, оны ссылались на него через каждые два слова, а теперь на что уповать? «Россия входит в Совет Европы и исполнение решений ЕСПЧ для нее обязательно, а международные обязательства выше национальных законов», - говорят они. «А вот сейчас мы это и исправим, - хочется ответить им. – Ведь это же неправильно, что международные обязательства могут попирать национальные законы. Долгое время мы это терпели, но всякому терпению приходит конец».
Людмила Алексеева прогнозирует, что «принятие поправок вызовет международный скандал». По ее мнению, «пострадают все - и политические партии, и обычные люди, для многих ЕСПЧ - последняя надежда на правосудие». Скандал действительно может быть, но нам он видится в другом – другие страны захотят последовать нашему примеру. Не может же быть, чтобы решениями ЕСПЧ были недовольны только мы одни.
В самом ЕСПЧ пока хранят молчание. Пресс-секретарь Совета Европы Эстель Штайнер сказала: «Совет Европы принял решение не комментировать готовящийся закон, пока он не станет официальным документом».
Владимир Лукин, уполномоченный по правам человека в РФ, сообщил ранее, что намерен в ближайшее время вместе с экспертным советом тщательным образом изучить законопроект о приоритете решений Конституционного суда РФ над вердиктами Европейского суда по правам человека. «Этот законопроект вызывает много вопросов, в том числе и у меня. И первый их них: как это соответствует подписанной нами Декларации прав человека», - сказал он, сообщает Интерфакс. «Не будет ли означать принятие закона фактического разрыва Декларации?» – задается вопросом Лукин.
А если и будет, так что? Нам кажется, что никто ничего и не заметит – цела ли еще эта самая Декларация или уже разорвана.
Другая правозащитница, лидер комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина просчитывает ситуацию на несколько ходов вперед: «Если мы не будем подчиняться решениям Страсбургского суда и будем считать, что наши суды выше, потеряется весь смысл Европейского суда и Совета Европы». Она надеется, что Дума отклонит законопроект, но нам сдается, что надежды ее тщетны.
Если Россия не будет признавать решения Европейского суда по правам человека, считает Ганушина, «нас просто выгонят из Совета Европы». «Весь смысл Страсбургского суда и Совета Европы - в том, что это наднациональная структура, которой государства должны подчиняться», - заклинает она.
А вот мы и посмотрим, исключат Россию или нет. Если даже и исключат – беда невелика. Но что-то нам подсказывает, что этого не произойдет. Мы нужны им больше, чем они нам.

__________________
Куплю права человека.

Татьяна Шмелькова вне форума   Ответить с цитированием
Старый 05.07.2011, 12:51   #2
Татьяна Шмелькова
Многодетная мать

 
Аватар для Татьяна Шмелькова
 
Регистрация: 24.02.2010
Сообщений: 372

Адрес: Москва
Сыновей: 3
Профессия: финансист
Образование: высшее

Вес репутации: 133

Татьяна Шмелькова is on a distinguished road

По умолчанию Россия Медведева: Жаловаться в Европейский суд бессмысленно

Государственная дума в экстренном порядке вносит на рассмотрение поправки к уголовно-процессуальному и арбитражному процессуальному кодексам. Согласно поправкам, те российские законы, которые ЕСПЧ признал нарушающими Конвенцию прав человека, теперь должны будут проходить дополнительную проверку в КС на предмет соответствия Конституции. Если КС признает их конституционными, пересматривать законы и вынесенные на их основании судебные решения не потребуется.
Таким образом Российская Федерация будет признавать свою вину лишь частично: компенсации заявителям будут платить по-прежнему, однако, исправлять законодательство, чтобы подобных жалоб впредь не возникало, будут выборочно — как решит Конституционный суд.
По официальной версии, поводом к пересмотру отношения к решениям ЕСПЧ стало дело офицера Константина Маркина. Он добивался отпуска по уходу за ребёнком, однако Конституционный суд отказался удовлетворять его жалобу. Согласно определению, мужчина-военнослужащий не может уйти в декрет, так как это противоречит требованиям обороноспособности страны и национальным традициям. ЕСПЧ, в свою очередь, считает такое положение дискриминацией по половому признаку.
Пользуясь этим поводом, председатель КС Валерий Зорькин заявил, что нужно установить «предел уступчивости» и определить приоритет национального правосудия.
Президент России Дмитрий Медведев также считает, что в ЕСПЧ хотят слишком многого. «Мы никогда не передавали такую часть своего суверенитета, которая позволяла бы любому международному суду или иностранному суду выносить решения, изменяющие наше национальное законодательство», заявил он.
Как пояснила «Свободной прессе» адвокат Каринна Москаленко, депутаты внезапно озаботились вопросами суверенитета по причинам, далёким от права офицера получить декретный отпуск. Речь идёт о деле, куда более чувствительном для российских властей.
«СП»: — Чем вызвана эта инициатива?
— Я думаю, что это отражение панического страха, которое испытывает российская власть перед любыми формами независимого правосудия. По тем же причинам российская власть стремится прекратить деятельность судов присяжных. Суд присяжных угрожает ей тем, что он независимый — сколько бы не пытались вмешаться в законную деятельность суда присяжных. Столь же независима от российских властей система международных судебных органов.
Я подчеркну — это не иностранный суд, этот суд действует одинаково в Финляндии, в Италии, в Латвии, в Украине, в России, во всех 47 странах Совета Европы. Страны принимали на себя эти обязательства добровольно, но членство в Совете Европы — это не только привилегия, но и обязанности. И эти обязательства надо выполнять.
Европейский суд в юрисдикцию российских или любых других судов никогда не вмешивается. Это главный принцип системы. Получив жалобу, он рассматривает её на предмет нарушения Конвенции по правам человека. А Россия её ратифицировала тоже абсолютно добровольно.
И не дело Константина Маркина (которое, к слову, он ещё не выиграл) привело российские власти в такое замешательство. Маркин обращался с жалобой в гражданском процессе, и никакого отношения его жалоба не имеет к Уголовно-процессуальному кодексу, который сейчас пытаются поправить российские власти.
Здесь они и показали, кто на самом деле страшно, панически боится независимых решений ЕСПЧ по делам, которые либо только что рассмотрены, либо будут рассматриваться в ближайшее время. Это очень чувствительные для российской системы дела.
«СП»: — Ходорковский?
— Да, в частности, и дело моего подзащитного Михаила Ходорковского. Он выиграл свою первую жалобу почти по всем пунктам — от задержания до последнего продления содержания под стражей, все эти действия были признаны незаконными.
Грядёт решение по второй жалобе Ходорковского, где он ставит вопрос о том, что в 2004 году против него имело место быть несправедливое судебное разбирательство. ЕСПЧ не имеет права выносить суждение, виновен ли кто-то или невиновен. Вопрос о справедливом судебном разбирательстве был поставлен перед ЕСПЧ, и я видела ответы правительства на этот вопрос. Раньше времени я говорить не буду, но мне кажется, суд даст адекватную, справедливую оценку. Именно этой оценки и опасаются власти. Решение может появится в любой день, то есть достаточно скоро.
«СП»: — Не успеют закон принять?
— Не знаю. Может, они заранее что-то знают, и спешат. Так уже было — они приняли решение об освобождении под залог Василия Алексаняна, когда решение уже фактически было готово, и они его упредили. Сейчас наперегонки любители помочь власти нарушать права человека занимаются пересмотром действующего УПК.
«СП»: — Допустим, сейчас Ходорковский выигрывает, и что дальше?
— Я не имею права обсуждать результат рассмотрения жалобы до вынесения решения. Но любой, кто выигрывает подобную жалобу — Иванов, Петров, Сидоров, Ходорковский — имеет право требовать пересмотра дела. Это 413 статья УПК, которой они испугались.
Пересмотр дела Ходорковского сам по себе как факт, да ещё в год выборов, для власти опасен. Власть этого панически боится, а законодательный орган, который должен служить интересам народа, а не власти, по моему мнению ведёт себя неприлично.
Наши так называемые политики отстаивают свою независимость от закона. Если уж не могут с законом бороться, то его отменяют, угодливо заглядывая власти в глаза и спрашивая: «Что ещё угодно? Что отменить, чтобы вам жилось хорошо?»
«СП»: — Разве только Конституцию.
— Разве только. Это называется «защита российской власти от прав человека».

Обращение в Европейский суд по правам человека — занятие нетривиальное. Он принимает к рассмотрению далеко не все дела. Однако для россиян ЕСПЧ стал той инстанцией, до которой рано или поздно доходят тысячи граждан. ЕСПЧ — это последняя надежда на правосудие, временами иллюзорная. Жалобы в ЕСПЧ рассматриваются годами.
Во многом в этом виноваты и сами россияне — они буквально завалили ЕСПЧ различными исками. По данным на 1 января 2010 года Россия является самым крупным «поставщиком» дел в Страсбургский суд, кроме того, Россия занимает 1-е место по общему числу жалоб в ЕСПЧ и 18-е место по числу этих жалоб на душу населения. Согласно тем же данным, на рассмотрении в ЕСПЧ находилось 33 550 жалоб в отношении России, при общем количестве — 57 100.
Президент общественного объединения «Сутяжник» Сергей Беляев объясняет этот феномен достаточно просто: в России очень грамотное население, а чиновники не спешат корректировать даже очевидные недочёты в законодательстве и всевозможных инструкциях.
«СП»: — Как получилось, что Россия стала лидером по числу обращений в суд по правам человека?
— В России живёт самый грамотный в Европе народ, владеющий навыками индивидуального формулирования своих мыслей, знающий о своих правах — естественно, что встретившись с их нарушением, с чиновничьей бюрократией, они обращаются туда, куда само российское государство рекомендует им обращаться. Отечественное правосудие проблемы граждан решить неспособно, и в этом самая главная трагедия российского государства.
С исполнениями решений, которые касаются компенсации вреда, проблем особых нет — если речь идёт о суммах в 1-5 тысяч евро, то деньги перечисляются своевременно. Когда суммы большие — десятки тысяч евро — то процесс может затянуться на год-полтора.
«СП»: — Авторы законопроекта предполагают «защиту суверенитета».
— Теоретически никаких проблем корректировать законы или правоприменительную практику нет. Проблема в головах тех чиновников, которые составляют нашу элиту. Вот сидят судьи Верховного суда, и они привыкли, что они в России — самые главные, и никто не смеет им указывать.
Если Верховный суд второе десятилетие не может поделить полномочия с Конституционным, то что можно говорить о каком-то там Европейском? У них понты такие, «кто там нам ещё указывает?»
«СП»: — То есть это в чистом виде вопрос власти?
— Вопрос власти, вопрос амбиций, вопрос понтов чиновничества. Какую бы норму они ни приняли, что бы ни записали, российские граждане всё равно будут обращаться в Европейский суд напрямую. Быть историческим изгоем никто не хочет.
Элита вместо того, чтобы менять мышление, формулировать для нижестоящих правила и нормы поведения, хочет, чтобы их не трогали. Они отстаивают не суверенитет страны, а свой собственный.
И какие бы законы они ни принимали внутри страны, европейские законы они точно не изменят.

__________________
Куплю права человека.

Татьяна Шмелькова вне форума   Ответить с цитированием
Старый 27.07.2011, 01:07   #3
Татьяна Шмелькова
Многодетная мать

 
Аватар для Татьяна Шмелькова
 
Регистрация: 24.02.2010
Сообщений: 372

Адрес: Москва
Сыновей: 3
Профессия: финансист
Образование: высшее

Вес репутации: 133

Татьяна Шмелькова is on a distinguished road

По умолчанию Европа устала от российских дел

Право и справедливость — попутчики?

“Я судился не с Россией, а с теми чиновниками, которые дискредитируют право в нашей стране. И честно признаться, мне было очень стыдно за наше российское представительство обвинения. Судьи задавали им каверзные вопросы, на которые сторона обвинения так и не смогла привести грамотных, обоснованных и веских доводов. Ну почему мы, россияне, вынуждены искать справедливости в совершенно другой стране, а не в своём государстве?”

Этим вопросом и сегодня задаётся депутат Законодательного собрания Красноярского края Анатолий Быков, вспоминая свой судебный процесс в Страсбургском суде…

Уже прошло более 15 лет с того момента, когда наша страна стала частью общеевропейского правового пространства, ратифицировав в 1998 году Европейскую конвенцию о защите прав и основных свобод. В том числе государство согласилось признавать решения Страсбургского суда обязательными к исполнению. В свою очередь, россияне получили возможность искать справедливость и доказывать свою невиновность в международном правовом пространстве. А наш земляк Анатолий Быков создал в Страсбургском суде, по сути, прецедент. Его обращение, поданное в конце 2001 года, рассматривалось Большой палатой суда, куда входит 17 судей основного состава и ещё три запасных. Слушания проходили в присутствии самого Анатолия Петровича, а также его адвокатов, а не в заочном режиме, как это бывает по большинству жалоб, поданных россиянами.

— Обратиться в Евросуд мне посоветовали мои адвокаты, — рассказывает Анатолий Быков. — Генрих Падва сказал, что в деле налицо нарушение моих прав, и вероятность, что мы выиграем этот процесс, большая. Я же тогда об этом особо не задумывался. Просто автоматически написали обращение. При этом меня предупредили, что в ожидании ответа могут пройти годы.

Так и случилось. Анатолий Петрович находился в Лефортово, когда ему пришло письмо из Страсбурга, где сообщалось, что его обращение зарегистрировано в шестой по счёту тысяче. А потом минуло ещё семь лет, позади уже остались и судимость, и пребывание в заключении. Предприниматель уже и забыл, что обращался в Европейский суд, когда ему пришёл оттуда вызов на слушание.

— Процесс меня поразил, — признаётся Анатолий Петрович. — Помню, справа расположилась сторона обвинения, напротив адвокаты. Большим полукругом судьи. А как раз позади меня сидели приглашённые судьи, прокуроры из разных европейских государств — порядка двухсот человек. Очень тронуло, как судьи подходили к каждому вопросу, который был поставлен под сомнение. Российская сторона обвинения выглядела при ответах на них безграмотно. А мне было просто стыдно за нашу судебную систему. А когда я выиграл процесс, то прежде всего получил моральное удовлетворение.

Также по решению суда господину Быкову Россия выплатила компенсацию в размере 1 000 евро, ещё 25 тысяч евро проигравшая сторона отдала представителям защиты в качестве возмещения судебных издержек.

“Я вообще хотел выставить всего одно евро, но мои адвокаты отговорили меня от этой затеи”, — признался Анатолий Петрович.

К слову сказать, в Страсбургском суде считают, что россияне по размерам выдвигаемых компенсаций ещё не доросли до европейского уровня. Об этом рассказал Александр Глисков, депутат Красноярского городского Совета, адвокат. В юридической практике народного избранника есть обращения по защите чести и достоинств наших граждан в Евросуд. “Самая большая сумма, которую мы взыскали, — это пять тысяч евро, тогда как в странах Европы это могут быть миллионы”, — признался Александр Александрович.

В настоящее время из находящихся на рассмотрении в Европейском суде по правам человека 151 250 дел в отношении 47 государств — членов Совета Европы, 42 100 дел — из России. В связи с чем Генеральный секретарь Совета Европы рекомендовал России принимать окончательные решения по делам в кассационном порядке в рамках национальной системы верховной судебной инстанцией федерального, а не регионального уровня. А сравнительно недавно появилась информация о том, что в Госдуму на рассмотрение внесён законопроект, который в случае его принятия позволит некоторые решения Евросуда попросту игнорировать.

Более 40 тысяч дел из России — много это или мало, рассуждают наши эксперты.

— Времени с момента ратификации конвенции прошло немало, — отмечает Александр Глисков. — И у людей постепенно приходит понимание, что такие обращения действенны. Механизм работает. Поэтому и количество жалоб от россиян возросло. Особенно в уголовно-процессуальной сфере, где правоохранительные органы чаще всего допускают разного рода нарушения, а суды смотрят на это сквозь пальцы.

— Если исходить из численности населения России в сравнении с другими странами, то цифра по Европе средняя, — размышляет ещё один депутат Красноярского городского Совета, юрист Ирина Иванова. — В целом же по количеству обращений сложно ответить однозначно. Здесь есть плюсы и минусы. Плюсы — люди у нас стали более активно защищать свои права и не бояться выходить на международный уровень. Минус — если население ищет правосудия в Евросуде, значит, к нашей судебной системе есть вопросы.

По мнению Ирины Геннадьевны, существующая сегодня в стране судебная система — это срез нашего общества. И, как и любая другая система, она не застрахована от ошибок, поскольку в ней, впрочем, как и везде, есть профессионалы, а есть и не совсем грамотные и компетентные специалисты. Вот только имеет ли право не совсем профи вершить судьбу других людей, судить — виноваты они или нет?

— Среди представителей правосудия, участвовавших в моём процессе, встречались те, кто говорил: “Анатолий Петрович, при всём уважении к вам что нам “сверху” укажут написать вам в вашем деле, то и напишем. И, к сожалению, ничего мы здесь сделать не сможем”, — поделился Анатолий Быков. — Поверьте, я не слабый человек, но мне было довольно тяжело бороться с судебной машиной. А простого гражданина этот механизм просто может закатать как каток. Соответственно, после такой несправедливости люди теряют веру в себя, в свою страну и в защиту государства. Я считаю, что всех чиновников, которые пытаются оказывать давление на суд, прокуратуру, нужно наказывать, причём строго. А люди в мундирах, если уж взялись судить и предъявлять обвинения, должны нести ответственность. То есть в случае обжалования приговора расплачиваться должно не государство, а судья и прокурор, которые были участниками процесса.
Недавно президент России Дмитрий Медведев объявил о начале нового этапа судебной реформы с целью “на деле добиться независимости суда”. Президент признал: несмотря на то, что действующее законодательство гарантирует независимость судей и судебной власти, совершенно очевидно, что в России независимость судебной власти не обеспечена, и судьи сталкиваются с прямым давлением при рассмотрении конкретных дел.

И поскольку судебная власть в любом государстве является по своей сути основополагающей — контролирует законодательную и исполнительную ветви власти, а также разрешает между ними конфликты, — работать в этой системе должны даже не просто профессионалы, а профессионалы высочайшего уровня. Но чтобы судьи действительно стали независимыми, а суд — скорым, правым и справедливым, этого недостаточно, даже если принять самые качественные и прогрессивные законы.

— Законы пишут люди, толкуют люди, и варианты толкования могут быть абсолютно разные, — констатирует Ирина Иванова. — Более того, я скажу, что право вообще — это политика. Право — это нормы, устанавливаемые государством. И устанавливаются они той элитой, которая сейчас у власти. Нормы права — это выражение этой политической власти. Но, по большому счёту, судебная система должна стоять выше над всеми и быть независимой.

Распределение ожидаемых рассмотрения жалоб по государствам – ответчикам за 2010 год

Россия – 40300 (28,9 %)
Турция – 15200 (10,9 %)
Румыния – 11950 (8,6 %)
Украина – 10450 (7,5 %)
Италия – 10200 (7,3 %)
Польша – 6450 (4,6 %)
Сербия – 3500 (2,5 %)

__________________
Куплю права человека.

Татьяна Шмелькова вне форума   Ответить с цитированием
Ответ

Bookmarks
rutube.ru ЖЖ - livejournal Twitter facebook youtube Репортажи о семьях Помочь сайту Google



Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
You may not post new threads
You may not post replies
You may not post attachments
You may not edit your posts

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Быстрый переход


Часовой пояс GMT +4, время: 05:40.